45 секунд

чаэсРукавом собственного свитера он вытер толстый слой осевшей серой пыли со старой коробки из-под обуви, перенес ее в другой конец комнаты, поставил на письменный стол и открыл.

Двадцать лет его жизни лежали здесь, среди пожелтевших почтовых открыток, черно-белых фотографий и уже давно недействующих советских рублей. Двадцать лет его жизни…

Тогда в восемьдесят шестом, молодой и смелый, полон сил и здоровья, ни за что бы не поверил Андрей, что всего сорок пять секунд проведенные на крыше взорванного энергоблока превратят его жизнь в ад. Дорогие лекарства, частые бесполезные операции и жуткие головные боли. Ни о чем этом даже и не задумывался Андрей, когда за полкилометра до места взрыва двигатель бортового грузовика, в кузове которого сидел он и еще одиннадцать ликвидаторов, перестал работать из-за радиации. Всем было приказано идти пешком. Они молча пошли навстречу собственной гибели, каждый занятый чем-то своим. Многие только демобилизовались из армии и очень хотели домой, представляли, как рады им будут их близкие и родные. В руках майора кто-то из солдат увидел дозиметр. Он подумал, что прибор неисправный: стрелка лежала в горизонтальном положении, показывая на самую большую отметку шкалы, и непрестанно дрожала.

Две измятые стогривневые купюры Андрей вложил в белый конверт без марки. Неуверенно держа между большим и указательным пальцами шариковую ручку, он попытался написать сегодняшнюю дату. Андрей даже не расстроился, когда ручка со стуком ударилась о холодный пол и укатилась под самый цоколь книжного шкафа.

- Двести гривен – тоже деньги, отложу племяннице на велосипед, — решил он, и задумчивая улыбка изобразилась на его морщинистом лице.

Есть вещи, с которыми легче смириться…

Евгений Косюк


Если вы увидели ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо. Мы ее обязательно исправим!


1 Star2 Stars (+3 rating, 3 votes)
Loading ... Loading ...